June 5th, 2021

2

рукописи не горят - но штабелируются

наткнулся сегодня на интересный пост:
"В Ленинской библиотеке - как известно, это главная библиотека России - мне вернули мое требование на старый немецкий морфологический журнал, который я уже однажды брал зимой 2019 года. Мотивация отказа: это издание отправлено на штабелирование в Можайск. Оказывается, уже много лет редко востребованные издания изымаются с полок, вывозятся и просто складываются в ангарах (по 350 тысяч экземпляров в год). Выдача этих книг, да и простой поиск их в таком хаотичном массиве, конечно, невозможен - и эти книги считаются изъятыми практически навсегда и не подлежащими выдаче. Делается это потому, что новые поступающие экземпляры уже негде хранить. При этом продажу и раздачу ненужных экземпляров библиотеке запретили ещё в 2020 году. На мое замечание, что такое "штабелирование" равносильно и даже хуже, чем сдача в макулатуру или сожжение - мне ответили на полном серьёзе, что, мол, потомки разберут".

теоретически такое возможно - в далеком будущем библиотечные роботы разберут эти штабеля, всё оцифруют и каталогизируют.
но как-то слабо верится, что книги в ангарах доживут до такого будущего.
в комментах пишут, что в библиотеке сорбонны слабо восстребованное уничтожают сразу, без промежуточного ангарного буфера.
это понятно - земля дорогая, не каждое государство может позволить себе можайск.

выход есть, и он всем известен - оцифровка.
но вот что мне непонятно - иногда вижу в лентах крик авторской души: моя книга в такой-то библиотеке стоит в очереди на оцифровку, проголосуйте за нее, помогите продвинуться в очереди.
это как???
сегодня все книги переносятся на бумагу с цифры; все они изначально в цифре.
а оцифровка - это когда обратно с бумаги в цифру.
двойная работа, к тому же с неизбежными ошибками переноса.
зачем???
что мешает библиотеке запросить в издательстве исходную цифру?